А А

Интервью с заведующим отделением хирургии, врачом-хирургом детским ГАУЗ «ДГБ с ПЦ» Алексеем Спиридоновым

21.06.2018

Интервью с заведующим отделением хирургии, врачом-хирургом детским ГАУЗ «ДГБ с ПЦ» Алексеем Спиридоновым, который в этом году был удостоен награды «Призвание -2018» в номинации «Врач года»:


 

 

 

1. Алексей Анатольевич, какие эмоции Вы испытали, получив награду «Призвание-2018» ?

- Конечно, было приятно. Когда ты трудишься и видишь, что твои заслуги ценятся – это очень стимулирует.

 

2. Был ли выбор профессии случайным или сомнений на этот счет в Вашей жизни не было?

- Я считаю себя счастливым человеком, очень счастливым, потому что всегда знал, что буду детским хирургом. И стал им. История эта уходит корнями в глубокое прошлое. У меня и папа, и мама врачи. Папа терапевт, патологоанатом, мама –неонатолог. Врачом я хотел быть с глубокого детства, примерно лет до 12-13. Потом осознал, что медицина – это нечто очень серьезное, ошибки в ней недопустимы. И до 11 класса я не хотел этим заниматься, мне было страшно. Потом уже понял, что другого пути для меня просто нет. Родители были против, и мама решила сводить меня в операционную, чтобы «отбить» желание стать медиком. Но, получилось все наоборот, после этого я загорелся хирургией, именно детской. В институте все экзамены пережил как неизбежное зло, потому что видел цель. В хирургии я, здесь в ДГБ с 2000 года, я 2005 года заведую отделением и работаю, работаю, работаю…Работа приносит мне огромную радость. Это счастье, когда ты не ждешь с нетерпением окончания рабочей смены. Усталость это одно, а видеть радостные детские глаза, когда ребенок выходит от нас здоровым – это другое.

 

3.  Маленькие детки – категория пациентов очень специфическая. Не каждому дано найти подход к ним…Как вы с этим справляетесь?

- Это, действительно, очень сложная категория пациентов, особенно дети до трех лет. Найти подход к ребенку в этом возрасте очень непросто. Остальные дети могут потерпеть, улыбнуться, даже если не хочется. А в возрасте 2-3 лет они показывают то, что у них на душе. Когда им плохо они ни за что не будут тебе улыбаться.  Будут кукситься, кричать, не давать себя осмотреть, потому что больно, страшно и т.д. Достучаться в этом возрасте до сердца ребенка очень сложно.

 

4. Но у вас есть свои секретные способы?

- Самое главное это открытость, ребенок это чувствует. Я помню была девочка 2-летняя, была очень тяжелая ситуация, она после операции лежала, никого не подпускала, всегда плакала. А потом подошла мама и спросила – вы сегодня придете? Дочка ждет вас. И я как сейчас помню - после обхода иду по коридору, а она подбежала ко мне, обняла за ноги и стоит. Слезы просто катятся и все. Ради таких моментов и стоит работать.

 

4. Остается ли при таком насыщенном графике время на какие –то увлечения, хобби?

- Больше всего люблю отдых на природе. Но это очень редко получается. Это сплавы, туристические походы, но без экстрима. Чтоб в тихом уголке природы, например, в тайге. Еще нравится фестиваль Грушинский, тоже давно не был, но это настолько космическое времяпрепровождение, что невозможно описать… Рыбалку очень люблю. И важен даже не улов, а сам процесс.

5. Ваш рабочий кабинет похож на небольшой музей, одних статуэток врачей наверное более 100…откуда это все и что для вас все это значит?

- Кабинет, в принципе, у меня сублимация моего дома,  моей квартиры, в которой я очень редко бываю. Я здесь тоже живу. А статуэтки начались уже очень давно, сейчас их более 120. Поднимают настроение, радуют душу, отвлекают от тяжелых мыслей.